mrs_mcwinkie (mrs_mcwinkie) wrote,
mrs_mcwinkie
mrs_mcwinkie

Categories:

В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 7. Падуя

С Римом мы покончили к вечеру 8-го января, и отметили этот факт, распив бутылочку в каком-то кабачке. Я шел домой «в легком опьяненьи», почти как Моцарт в известном стихотворении Давида Самойлова. Было для этого две веские причины – во-первых, в этот день мне стукнуло 87 лет, а во-вторых – я убедился в том, что поездка в Италию, подаренная моими детьми, оказалась для меня посильной, и более того, здесь в Италии я обнаружил необычайно много интересного для себя, о чем даже не подозревал. А когда мы уже были рядом с нашим домом на виа Кавур, вдруг у меня зазвонил телефон, что было странно, поскольку все мои московские друзья знали, что я в отъезде. От неожиданности я не сразу узнал голос моего американского друга Рона, который звонил из Миннесоты просто для того, чтобы поздравить меня с днем рождения. Узнав, что я в Италии, он искренне огорчился – если бы он раньше знал о моих планах, мы бы встретились в Риме! То-то было бы здорово! Ну, что поделаешь: next time – согласились мы с ним.
Падуя была нашей следующей целью. Еще в Москве Катя мне все уши прожужала рассказами о Джотто и капелле Скровеньи. Ну, а чтобы я проникся величием этого художника и как-то подготовился к встрече с ним, мне был подарен великолепный альбом Стеффано Дзуффи «Джотто. Капелла Скровеньи», издательства Skira.
Признаюсь, я никогда не любил выполнять homework, но в этот раз, как мне объяснила моя дочь, работа над домашним заданием была просто необходимой. Ее объяснение было лаконичным, но убедительным: «Запомни – у нас будет только 15 минут, чтобы посмотреть все фрески в капелле. А их там более полусотни! и все шедевры! Ты просто ничего не увидишь, если не будешь знать, как и на что смотреть». Ну, что же пришлось мне взяться за «ликбез» и довольно скоро я уже частично компенсировал свое невежество.
Конечно, в Падуе множество достопримечательностей, но их я не буду даже упоминать, поскольку у нас было всего лишь полтора дня «на все про все» и мы с самого начала нацелились исключительно на капеллу Скровеньи и базилику Святого Антония.
Капелла Скровеньи, настоящее название которой – церковь Санта Мария делла Карито (Святая Мария Милосердная), была построена в 1300 – 1303 г г на средства банкира Энрико Скровеньи для поминовения души и во искупление грехов его покойного отца безжалостного ростовщика Реджинальдо, в надежде на то, что выйдет ему на том свете послабление. Неизвестно, помогло ли такое богоугодное дело в обустройстве загробной жизни грешника, но точно можно сказать, что благодаря этому благодеянию фамилия Скровеньи навсегда осталась запечатленной в анналах истории. Еще бы – ведь все росписи в капелле Скровеньи были исполнены кистью самого Джотто ди Бандони, и выполненные им фрески заслуженно относят к числу тех произведений, что снискали ему славу непревзойденного художника эпохи Проторенессанса.
фото отсюда

О личности и жизни Джоттто мы поговорим позднее, а сейчас обратимся к его фрескам в капелле Скровеньи. Мое первое впечатление, когда мы вошли в капеллу – совершенно невообразимый водопад красок, что обрушился на меня со всех стен и потолка. Что-то вроде беззвучной симфония, где доминантой является ярко синий цет неба! От всего этого на какие-то мгновения застываешь, как в столбняке! Пришел я в себя от Катиного голоса: «Папа, у нас только 15 минут! Скорее выбирай, что ты хочешь смотреть!».
фото отсюда


Начал я, естественно, с начала – с шести фресок, повествующих об истории Иоакима и Анны, родителей Марии, за которыми следуют еще шесть фресок, картин из жизни девы Марии. Мое первое впечатление было, как от просмотра кадров документального кино – прошу меня не осуждать за подобное предположение. Каждая фреска представляет собой законченную сцену, в которой принимают участие все показанные на ней фигуры, от главных героев, Иоакима и Анны, священников при храме, пастухов, слуг и друзей до овечек, коз и собачки и, конечно, ангелов, как посланцев Господа. Если позволено применять термины современного кинопроизводства, то так и хочется сказать, что эти 12 сцен представляют собой раскадровку основных эпизодов начала сценария, почти готовую, чтобы по ней проводить съемку фильма. В первых шести эпизодах основная роль принадлежит Иоакиму, образ которого дан удивительно драматично: в позах и выражении его лица можно прочесть всю гамму эмоций: от уныния и отчаяния в начале рассказа до надежды и радости в конце.
источник фото


фото отсюда


фото отсюда


фото отсюда


фото отсюда


Про последнюю сцену этой серии «встреча у Золотых ворот» - так и хочется сказать, что это апофеоз супружеской любви, прошедшей через все, самые тяжелые испытания жизни. Они преодолели разлуку и к тому же, после многих лет напрасных ожиданий, обрели, наконец, надежду, что у них будет ребенок.

Поделюсь еще одной неожиданной находкой, что обнаружили мы с моей женой Милой при внимательном просмотре этой последней фрески. Оказалось, что, если смотреть на эту картину с близкого расстояния, то обнаружишь, что ближе к зрителю находится профиль Иоакима, частично закрывающий профиль Анны. Но если отойти на полтора-два метра, то отчетливо видишь, что доминирует полный профиль Анны на первом плане, частично экранирующий профиль Иоакима. Но подобное различие никоим образом не сказывается на общем впечатлении необыкновенной нежности их объятия. Интересно бы узнать, входил ли подобный эффект в замысел художника или он получился случайно. Мне не удалось найти ничего об этом среди многочисленных публикаций о капелле Скровеньи, но я склонен предполагать, что в случае Джотто вряд ли оправдано говорить о случайных эффектах в его живописи. Предоставляю читателям возможность самим убедиться, что подобный зрительный эффект реально существует и подумать, что же хотел этим выразить Джотто
Фото отсюда


фото отсюда
GIOTTO di Bondone-799833

Следующие шесть фресок, сцен из жизни Марии, - удивительно красочны, динамичны и заполнены участниками действия – в каждой из сцен не менее десятка лиц, помимо основных персонажей. Среди них особенно драматично смотрятся сцены «Передачи жезлов», «Моление женихов» и «Обручение девы Марии».
ссылка


ссылка


ссылка


Эта цепь картин выглядит как продолжение первой серии и показанное развитие действия приводит к ключевому событию евангельской истории – к Благовещенью. Оно показано в трех фресках триумфальной арки восточного портала. В центре на самом верху изображен Бог-Отец, парящий на небесном престоле, который поручает архангелу Гавриилу передать Марии благую весть. Нельзя не обратить внимания на то радостное оживление, которое возарилось при этом среди тех десятков праведников и ангелов, что окружают престол Господа.
ссылка


ссылка


фото отсюда


Ну, а исполнение этого поручения показано ниже в сцене, где действующие лица, коленопреклоненные архангел Гавриил и Мария, показаны как будто на отдельных фресках, но на самом деле они воспринимаются как часть целого, объединенного благословляющим их свыше Богом-Отцом. Удивительно, насколько тщательно, до малейших деталей, Джотто прорабатывает на обеих фресках интерьер жилого помещения, где происходит Благовещение: балкончики с трехлопастными окнами, изящные карнизы, колонны и портьеры и все это дано в трехмерном пространстве. Здесь нет ничего условного: как будто главная задача, что ставит перед собой художник – убедить зрителя в реальности событий, о которых он повествует. Замечу кстати, что на мой взгяд, это никак не ведет к «заземлению» обозначенного сакрального акта, по сути своей - таинства!
Не могу на поделиться еще одним наблюдением: когда я стал более внимательно рассматривать лик Бога-Отца, мне стало казаться, что он безумно кого-то напоминает. Минута замешательства – и все ясно, конечно, своего сына, Иисуса Христа. Понятно, что в рамках иконописных канонов Византии никому не могло бы даже в голову придти искать такое сходство.
отсюда


фото отсюда

Далее начинается следующая глава евангельской истории, где на сцену выводится новый персонаж – Иисус Христос. Все начинается с радостного события – Рождества, которое отмечается восторгом среди ангелов и радостью и умилением Марии и служанки. Один лишь Иосиф погрузился в сон, видимо, не вполне осознавая значения того, что произошло в ту ночь. Но чтобы об этом узнали все, в небе появляется комета, и все вокруг приходит в движение. (В скобках заметим, что хвостатую комету на фреске художник рисовал с натуры - именно во это время комета Галлея в очередной раз возникла у нас в небесах).
фото отсюда


Дальше и дальше разматывается лента кадров и вот мы уже можем увидеть и «Поклонение волхвов» и «Сретение» во фресках красочных и исполненных света.
фото отсюда


фото отсюда


Здесь, однако, череда благостных событий прерывается драматическим «Бегством в Египет». Но все будет хорошо – об этом свидетельствует и решимость во взоре Марии и полная энергии фигура Иосифа, как главы семьи и, наконец, ангел-хранитель в небесах (поставлен так, на всякий случай). Хотя все фигуры на фресках выглядят статично, но последовательность их смотрится как серия стоп-кадров и легко представить себе связующие звенья цепочки
фото отсюда

Но здесь я сам почувствовал некоторое утомление от попыток переложения яркого живописного языка художника на сухой, почти канцелярский описательный стиль. А ведь обо всем этом сказано в известнейшем стихотворении Бориса Пастернака «Рождественская звезда». Позволю себе процитировать из него несколько строф:

Стояла зима,
Дул ветер из степи.
И холодно было младенцу в вертепе
На склоне холма.

Его согревалои дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.

Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.
...........
А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.
..........
Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этой новой звездой.
.........
И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры,
Все будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все елки на свете, все сны детворы.
........
А кто вы такие? – спросила Мария.
Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести вам обоим хвалы.
– Всем вместе нельзя.
Подождите у входа.
.......
Он спал весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленьи дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.

Мне кажется, что Борис Леонидович каким-то особенно проникновенным образом описал чудо Рождества. Тональность его стихов удивительно точно передает дух всеобщей радости, умиления и надежды, тот дух, которым также исполнены фрески Джотто рождественского цикла. Я полагаю, что если бы художник мог прочесть стихи Б. Л. – он бы порадовался и за себя и за поэта. И – фантазировать, так фантазиовать – к этим двоим наверняка присоединился бы еще и Данте Алигьери, который, как известно, был дружен с Джотто ди Бандони!

Последующие сцены из жизни Иисуса сделаны настолько ярко и красноречиво, что их даже не хочется комментировать. Смысл повествования здесь однозначен, идет ли речь о «Браке в Кане Галилейской», «Воскрешении Лазаря», «Входе Господнем в Иерусалим» или об «Изгнаиии торгующих из храма» - все это о торжестве светозарного начала, что, казалось бы, должно было воцариться на земле с приходом Христа
фото отсюда


фото отсюда


фото отсюда


фото отсюда


Но не дремали силы зла! И вот на пороге Иерусалимского храма первосвященник Каифа – тот самый, кто с таким осуждением и подозрительностью смотрит на Иисуса, выгоняющего торговцев из храма на предшествующей фрескя, так вот именно он, буквально лучась от радости, вручает Иуде мешочек с деньгами за предательство. И тут же показан дъявол лично утвердивший эту сделку! Итак, силы добра и зла обозначены явным образом и мы приходим к завязке той трагедии, которая и составляет суть евангельской истории Христа.
фото отсюда


Захватывающе сделана драматургия сюжета. Сначала нас ведут через эпизоды «Тайной вечери» и «Омовения ног», где все почти спокойно, если не считать того, что в лике Христа читается некоторая озабоченность в первой из этих фресок. Впрочем, на второй фреске ей на смену приходят оживление и чувство надежды в безмолвной беседе с апостолом Петром.
отсюда


фото отсюда


И вдруг все взрывается – наступает кульминация. Ворвавшаяся толпа народа окружает Христа. В первых рядах ее Иуда с предательским лобзанием на устах, а где-то на заднем плане, как бы прячась на всякий случай – первосвящнник Каифа. Вряд ли мне стоит подробно обсуждать эту фреску – это сделано в блестящей эссе Паолы Волковой «Поцелуй Иуды», которое я очень рекомендую прочесть всем (или посмотреть лекцию по ссылке) интересующимся.

Скажу лишь несколько слов о том, что более всего впечатлило меня.
Фреска буквально наэлектризована возбуждением толпы – и с правой и с левой стороны виднеются лица людей, в которых не видно особой враждебности, но есть готовность схватить того, на кого им укажут. В центре фрески – фигура Иисуса Христа. Он стоит выпрямившись во весь рост, отрешенный от всего и не замечающий окружающей его суеты. Лик его исполнен удивительного достоинства – он не собирается сопротивляться или протестовать. Нет, это не для него: ведь он знает, что настал его час и готов исполнить то, что было ему предначертано. Иуда же напротив, весь изогнулся, чтобы приблизиться к Христу. Он старается обнять его и охватить своим плащом. В его позе явно просматривается стремление приблизить Иисуса к себе. Он как бы говорит: «Учитель, я ведь был твоим учеником, всегда рядом, как все и ты мне всегда доверял». Он почти готов предложить ему «забыть про свои глупости» и стать таким, как он, Иуда Искариот. Но Иисус ни на миллиметр не приблизился к Иуде и во взоре Христа предатель мог прочесть только молчаливое брезгливое презренье. Что ему оставалось сделать? – только удавиться, что он и сделал, если верить преданиям.
И если попытаться увидеть некоторую символику в том, что показано на фреске Джотто, то можно увидеть здесь символ извечного противостояния света и мудрости с тьмой и завистью, завистью тех, кто обижен судьбой и не может ей простить, что «я - такой ничтожный, а он - избранник, сын Божий!»
фото отсюда

После исполненной драматизма сцены «Поцелуй Иуды» Джотто, как талантливый драматург, несколько снижает градус эмоций. Сначала он приводит Иисуса к Каиафе, который, видимо, пытается затеять с ним страстный теологический спор. Оба первосвященника до крайности взволнованы, а Христос даже не хочет на них смотреть. Выражаясь современным языком: «Они для него никто и звать их никак». Красноречивая деталь – у Христа связаны руки, неужели они до такой степени его опасались?
фото отсюда


«Бичевание» и «Путь на Голгофу» - следующие эпизоды из «Страстей Господних. И там и тут он вынужден претерпевать муки и издевательства, но лицо его по-прежнему спокойно. В первой из этих фресок примечательна фигура Понтия Пилата. Римский наместник искренне удивлен, зачем его привели смотреть на какого-то нищего философа и почему он должен решать его судьбу? Но именно это ему и пришлось сделать! И он даже не подозревал, что из-за этого бродяги, проповедовавшего какую-то несуразицу, он, Пилат, войдет в историю и освободить его от бремени исторической славы сможет лишь М. А. Булгаков словами своего героя Иешуа-Га-Ноцри: «Свободен! Свободен! Он ждет тебя! ».
фото отсюда


фото отсюда


На фреске «Путь на Голгофу» все начинается с того, что Христа изгоняют из Иерусалима через те же ворота, через которые он несколько дней назад въезжал в город. И похоже, что преследуют его те же люди, что раньше встречали его с ликованием! Парадокс? – да ничего подобного, люди всегда всего лишь люди!
фото отсюда

Наверное, здесь мне лучше всего остановиться и предоставить слово Борису Пастернаку, который лучше, чем кто-нибудь еще, смог передать в своих стихах самый дух той ночи в Гефсиманском саду и весь смысл последовавших за этим событий.
«Гефсиманский сад»
Мерцаньем звезд далеких безразлично
Был поворот дороги озарен.
Дорога шла вокруг горы Масличной,
Внизу под нею протекал Кедрон.
Лужайка обрывалась с половины.
За нею начинался Млечный путь.
Седые серебристые маслины
Пытались вдаль по воздуху шагнуть.
В конце был чей-то сад, надел земельный.
Учеников оставив за стеной,
Он им сказал: «Душа скорбит смертельно,
Побудьте здесь и бодрствуйте со мной».
Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.
Ночная даль теперь казалась краем
Уничтоженья и небытия.
Простор вселенной был необитаем,
И только сад был местом для житья.

И, глядя в эти черные провалы,
Пустые, без начала и конца,
Чтоб эта чаша смерти миновала,
В поту кровавом Он молил Отца.

Смягчив молитвой смертную истому,
Он вышел за ограду. На земле
Ученики, осиленные дремой,
Валялись в придорожном ковыле.

Он разбудил их: «Вас Господь сподобил
Жить в дни мои, вы ж разлеглись, как пласт.
Час Сына Человеческого пробил.
Он в руки грешников себя предаст».
И лишь сказал, неведомо откуда
Толпа рабов и скопище бродяг,
Огни, мечи и впереди — Иуда
С предательским лобзаньем на устах.
Петр дал мечом отпор головорезам
И ухо одному из них отсек.
Но слышит: «Спор нельзя решать железом,
Вложи свой меч на место, человек.
Неужто тьмы крылатых легионов
Отец не снарядил бы мне сюда?
И, волоска тогда на мне не тронув,
Враги рассеялись бы без следа.
Но книга жизни подошла к странице,
Которая дороже всех святынь.
Сейчас должно написанное сбыться,
Пускай же сбудется оно. Аминь.
Ты видишь, ход веков подобен притче
И может загореться на ходу.
Во имя страшного ее величья
Я в добровольных муках в гроб сойду.
Я в гроб сойду и в третий день восстану,
И, как сплавляют по реке плоты,
Ко мне на суд, как баржи каравана,
Столетья поплывут из темноты».
1949

Папин отчет
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Вступление
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим часть 1.
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 1, часть 2.
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 2, часть 1.
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 2, часть 3.
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 3, Целий и Авентин
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 3. Часть 2.
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 4. Фонтаны и Пантеон
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 4. Площадь Навон и Бычий форум
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 5. Латеран, часть 1
В Италию в январе. Немыслимый подарок к моему Д.Р. Рим. День 5. Латеран и Ватикан

Мой отчет:
С папой в Италию в январе. Вступление.
С папой в Италию в январе. Рим, день первый. Базилики Сан Косма и Дамиано и Сан Марко
С папой в Италию в январе. Рим, день второй. Санти-Куаттро-Коронати.
С папой в Италию в январе. Рим, день второй. Сан-Клементе
С папой в Италию в январе. Рим, день второй. Форум и Палатин
С папой в Италию в январе. Рим, день третий. Целий.
С папой в Италию в январе. Рим, день третий. Авентин
С папой в Италию в январе. Рим, день третий. Авентин и Сан Пьетро-ин-Винколи.
С папой в Италию в январе. Рим, день третий. Санта-Прасседе
С папой в Италию в январе. Рим, день четвертый. По топовым местам, часть 1
С папой в Италию в январе. Рим, день четвертый. По топовым местам, часть 2
С папой в Италию в январе. Рим, день пятый. Латеран, Ч.1
С папой в Италию в январе. Рим, день пятый. Латеран, Ч.2
С папой в Италию в январе. Рим, день пятый. Латеран и Ватикан
С папой в Италию в январе. День седьмой. Падуя, музей.
С папой в Италию в январе. День седьмой. Падуя, часть 2.
Tags: Италия, Картинки, Падуя, живопись, картинки, папа в Италии, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments